Составьте план текста перед рассветом мы проснулись от знакомого

Контрольные работы по русскому языку в школах с украинским языком обучения 4 класс

Перед рассветом мы проснулись от знакомого звука и прислушались. Составьте схему предложения, объясняющую постановку знаков препинания . Выпишите из текста два слова с орфограммами в корне, орфограммы. Перед рассветом мы проснулись от знакомого звука и прислушались. Окно было тщательно НУЖНО СОСТАВИТЬ ПЛАН ТЕКСТА 2. Прежде, чем учитель прочитает текст М. А. Васильевой, Г. Ф. План. Кто шёл в соседнюю деревню на праздник? Почему вдоль дороги . Составьте диалоги, аналогичные поданным. Г. Скребицкий. Ёжик проснулся Испорченные вещи он всегда сносил в чулан, где мы их и находили.

Но помни - блаженны нищие, ибо их есть царствие небесное! Не с фарисеями Бог, но с малыми людьми! А фэйри вдруг улыбается. И снова звон, не как колокол, а как меч - но на этот раз говорит на камбрийском. Кто из нас меньше? Разводит руки в стороны. В толпе раздаются смешки. А пока люди смеются, сида - точно сида - продолжает: Может, ты и блажен, ибо обычному нищему с таким брюхом не подадут.

Добрые монахи знают Писание наизусть, не оправдывая себя слабой памятью. Я, верно, глупа и забывчива, и вера моя - с горчичное зерно. Но я пользуюсь костылем, и не похваляюсь, что у меня нет ног. Чуть опустила плечи - и сразу стало видно - устала. Как только на ногах ещё стоит! Но руки нехотя подобрали дорожный мешок с земли, натужно закинули за спину.

Уши сперва взлетели вверх, но тут же тряпками свисли к плечам. Сида поплелась было прочь, безразличная ко всему, но только монах открыл рот - сказать вдогонку пару ласковых, хлопнула себя по лбу.

Мне надо навершие на посох сделать Почему-то все крещёные фэйри уходили жить к людям. В дикой Эйре, у северных скоттов и пиктов А в добром цивилизованном, православном Диведе вон как встретили. По одёжке, по красным лохмам да звериным ушам. Так вот вам теперь - крест и Библия. И пусть другие боятся - а кузнецу по ремеслу положено дружить с фэйри. Ради общих секретов, и того, что именно сиды принесли людям кузнечное.

Если и правда серебро в кошеле имеется. Я - Лорн ап Данхэм, и я - лучший кузнец в королевстве Дивед. Толпа, услышав про скучные бытовые дела, начала истаивать. Сида поспешила закрепить окончание словесного поединка. Веди, - и, на всю площадь, недоумённо, - А почему ваш монах на меня набросился? Уши мои не понравились? Он же при короле так, на безрыбье. Но очень надеется стать собственным короля исповедником.

Да, поверить в то, что оплот христианства и богатейшая епархия Камбрии осталась без пастырского призрения, почти невозможно. Однако - так вышло. Сиды и женщины - народ любопытный. А перед ним и сида, и женщина. Если не рассказать - всё равно всё вызнает, да ещё и обидится. Но их аббат чего-то не поделил с королем, так что в прошлом году собрались и ушли.

А этот, с бритой макушкой, был за чревоугодие послан проповедовать варварам. И большего варвара, чем король Гулидиен, не отыскал. А навершие тебе какое? Тяжёлое, боевое или просто - знак веры и опора для руки? На дорогах теперь бывает неспокойно.

Совсем спокойно - не про последние два столетия. С тех самых пор, как Вортигерн пригласил саксов, покой не для Британии. Обойдётся в две серебряные монеты.

Сида рассмеялась - как ворона раскаркалась. Совать золото фей кузнецу Куда ни шло - трактирщику И то, от одного вида моих ушей проверит.

Это если б я умела фальшивое золото делать. И виновато уставилась под ноги. Как будто, и правда, считала себя неумёхой. Золото в Диведе стоило дорого - но первый солид рубить пришлось лишь пополам. И только половинку - на дольки. Сида заказала и посох, разом боевой и пастырский, и пару ножей - для еды и для работы. Второго солида, целиком разделённого на мелкие части, должно было хватить надолго.

Лорн предложил сиде пожить у него, не желая выпускать из вида, но та отказалась, ухитрившись продемонстрировать христианское смирение и сидовский норов разом. Третий солид был раскромсан про запас, чтобы разменная монета. После этого оставалось проводить гостью до заезжего дома. Чтобы все видели - рядом идёт сведущий человек, и не боится. Ну и чтоб не искала, бедняжка, "Голову грифона", как кузницу.

Предместья-то неблизко, да их целых три - вдоль каждой римской дороги. А что трактир за городской стеной - традиция. Гости, они всякие бывают. Пусть Кер-Мирддин и жил последние годы в мире - но знавал лихие времена, и остатки былой опаски сохранял. Впрочем, сооружение это, куда более солидное, чем дом короля, сложенное из ровных, как кирпичи, тесаных брусков от ледниковых валунов, покрашенное в светло-охристый цвет, было само себе крепостью. Вредили его обороноспособности только пять входов, устроенных скорее согласно традиции, чем от великой надобности - один выходил на реку, другой - на болото.

Три остальных были вполне полезны. Кейр как раз переделал дела и наслаждался - креслом у огня, куда его ради доброй истории пустили важные в городе персоны, первым полётом своей истории, и, главное, вниманием старшей дочери хозяина, остановившейся послушать. Он не обольщался и прекрасно понимал, что не пройдёт и нескольких часов, как у половины горожан появятся собственные истории о сиде. Но вот именно его - единственная.

Потому, подойдя к завершению рассказа, он никак не мог остановиться. И даже когда тёплая тишина внимания вдруг обратилась сквозняком, рассудительно, как положено бывалому человеку, продолжил: Она говорит - не та самая.

Однако не говорит, которая эта та самая, так что, может и так статься, что та самая - не та самая, а вот эта самая - как раз и та! В голосе его звучало неподдельное торжество - ещё бы, такой заворот придумать!

Лица слушателей, обращённые к южной двери пиршественной залы, по мере продолжения этой тирады вытягивались всё сильнее. С некоторыми чуть колотунчик не случился. Но Кейр выдержал приличествующую солидному человеку паузу, и лишь затем обернулся, чтоб увидеть на пороге главную мишень немногословных, но оттого не более правдивых мужских баек. Но это - твое. А вот что уважаешь старших - молодец! И немедленно устроилась на его место, вытянув ноги к огню. А в глазах рыжей девчонки промелькнуло такое довольство ласковым теплом камина в безветренный июньский денек, что седые и лысые признали - понимает.

У сидов по наружному возрасту истинный не определишь. Для усталого путника огонь - наслаждение и зрелище разом. Кейру оставалось подпереть спиной тёплые камни. Оставлять компанию, в которую его пустили впервые, он не собирался.

План-конспект урока по рассказу В.П. Катаева "На даче". - Я иду на урок

Опять же, его история продолжалась, и упустить это было никак. А я не знаю, как. Тёмные волосы, нос с классической горбинкой.

Ну так предок остался, когда легионы навсегда отозвали на континент. Что в этом Риме солдатам, у которых перед носом варвары, а позади собственные семьи. А особенно - алами, составленными из варваров. Вот и не спасли умирающую империю поредевшие британские легионы. До того - самые храбрые изо. Я-то не знаю твоего полного имени. Снова сощурилась, изучающе осмотрела трактир.

Что она ожидала увидеть? Пиршественная зала, тут люди едят. Много и, по мнению Кейра - вкусно. Нет, он от Туллы бы и старый сапог счёл бы восхитительным - но это мнение разделяли решительно. Оружие на стенах, ровный шум с кухни. Девушки с видом королев - прислугой и не назовешь. Даже тех, кто просто работницы. А уж дочери хозяина Заботливые хозяйки при гостях. При своих, при знакомых и полезных людях. А одинокие гости с деньгами могут подождать. Или удовлетвориться вниманием служителей попроще.

Деньги - оно ведь не главное. Те, чьи кланы поставляют хозяину солод для пивоварни, руду кузнецу, шкуры скорняку - а в обмен имеют пристанище и питание возле самого города. И, разумеется, не только это, но и право на услуги прочих городских специалистов.

Будь полезным, а лучше незаменимым - и о тебе позаботятся. Только купцы-чужеземцы, люди короля - да странные существа вроде Немайн - платят золотом. Которое Дэффид потратит на товары из дальних земель, королевский налог да в прикопанную на черный день кубышку.

Мало ли - пожар, война, неурожай. И всё равно - кто платит монетами, тот ждёт, пока его удостоят вниманием. Кому невтерпёж, может поорать, если время дороже голоса, и не волнуют осуждающие вульгарное поведение взгляды благородных господ. Но уж сиде ждать или орать не пришлось, это само. Король - и тот чаще захаживает. Хозяин явился сам, назвался полным именем, всех предков до пятого колена перечислил. Как закончил - за широкой спиной столпилось всё семейство.

Оценивающий взгляд сиды сразу на нём и задержался. Толстяк, но, несмотря на года - сущий живчик. И - старый вояка. Даже растолстеть ухитрился полезно - так, чтобы меч врага, прорезав кожу, не задел важных органов. Впрочем, на валлийской диете из бобов и баранины, худым будет разве обзаведшийся глистами. Точеное, хотя и несколько полноватое лицо. Соломенные волосы, в которых редкая седина остаётся незаметной, усы с желтинкой. Глупая традиция - но уж какая есть - владелец заезжего дома не носит меньше четырёх цветов разом.

Белые штаны, красные сапоги, синяя рубаха, зеленая куртка. Жена - высоченная, выше мужа, в столь же птичьем наряде. Пять дочерей - большинство еду разносило. Все с интересом рассматривают сиду, только Тулла скосила прелестные глазки к камину, возле которого, прислонившись к теплым камням, сушил спину Кейр. И с этой секунды видел только её. Младшие дочки назывались, Немайн их слышала, даже что-то отвечала.

Свою вежливость ограничила тем, что села прямее. Поза получилась скорее надменной, чем вежливой. Еще - свечи или лампа, письменный прибор и пергамент. Уж больно явно сида косилась на любующуюся друг другом парочку. Её взгляд проследили другие Тулла зарделась и уставилась в пол. Тогда проводите меня в комнату. Я устала, и желаю отдохнуть. И извольте озаботиться, чтобы меня не беспокоили.

Только тогда сида встала - с заметным сожалением. Но - лёгкая улыбка и добрый, в меру лукавый прищур оставались на лице, пока не опустился за трактирщиком засов её - на месяц - комнаты. В отсутствие посторонних глаз улыбка истаяла. Сида тяжело плюхнулась на кровать. Руки опустились на колени. Вся фигура превратилась в единый знак усталости. Желаю, чтобы им было куда веселее, чем. Хотя куда уж веселее И сердито фыркнула, вспоминая разговор, окончившийся каких-то несколько часов назад Место выглядело стандартной комнатой замка.

Размер средний, отделка средняя, освещение среднее. Ни окон, ни дверей. В комнате растерянно осматривались четверо. Бородатый гигант, в плечах шире роста, отливающий синевой доспех утыкан шипами, в кулаках размером с голову двуручный топор, нижнюю губу оттопыривают здоровенные клыки - Воин. Затянутый в черную с багровым кожу, из наплечных ножен торчат рукояти гнутых индийских кинжалов, едва достающий макушкой до пояса воина коротышка - Вор.

Высокая - почти под стать Воину, пышная блондинка в вечернем платье при посохе с хрустальным шаром в навершии - Колдунья. Маленькая, нервически подергивающая треугольными звериными ушами, странной при неестественно бледном лице рыжей масти, в сверкающей кольчуге поверх темной рясы, небрежно, двумя пальчиками левой руки держащая тяжеленную булаву - Жрица. Булава такого отношения не снесла, глухо ахнула по ноге Жрицы, та тоненько и малость хрипловато взвыла, но заглушить грохота железа по камню не сумела.

Жрица попрыгала на одной ноге, пока не запнулась за щель между каменными плитами, и не приземлилась - всем корпусом. Остальные на нее недоуменно таращились. Пока Вор не ущипнул левой рукой правую. Интересно, как они ухитрились передать через перчатки тактильные ощущения на ногу нашей эльфочки. Вор ущипнул и. Благо, было за. Приключенцы узнали знакомый шаблон голоса "опытной лекарки". Каменной крошки хватило. Когда осели пыль, стенания и ругань, в комнате появилось нечто. Нечто говорящее - типовым голосом посредника.

Но даже этой бесплотной фигуре пришлось отряхиваться! Если быть точным, то я автор ожидающего вас приключения. Мы ведь не собираемся онтологический диспут устроить? Которая поспорила с другой Сущностью. На предмет полезности вашего любимого хобби, то есть ролевых игр.

Итак, вы подготовили персонажей для развлекательной прогулки в мир "Забытых королевств". Я же даю вводную - вы отправляетесь в историческое средневековье. В качестве тел получите ваши, столь старательно подготовленные, аватары. Точнее, настоящие тела, предельно на ваши аватары похожие. В качестве экипировки - все, что вы на них навьючили.

Уж извините, но волшбы в реальном мире. Почему-то четверка пока не чувствовала чрезмерного удивления. Пусть обстановка была знакомая, а глубокая виртуальная реальность не первый год являлась техническим фактом. И все же, когда вы вдруг обнаруживаете, что не можете снять очки и даже переключить камеру, и получили в дополнение к неизменяемому виду из глаз и все остальные ощущения, вы должны как минимум растеряться Но - ничего подобного, вопросы пошли по существу.

Вор, правда, потянул носом воздух. Конопляным дымом не тянуло. В средневековье какие-то колдуны и ведьмы были По роли - да! Но - игра не отменяется.

Просто ваша магичка выбывает за беспомощностью. Я ведь незлая Сущность. Тем более, что в реальном мире от священницы нашей толку, сколько и от волшебницы. Лечить она молитвой сможет? Мы и вдвоем разберемся. Эльфийка и полуорк могут считаться последними в роду - или одичавшими инопланетянами, как хотите. Физической картине мира ни ваши аватары, ни ваши классы не противоречат.

А действенность молитв - не мое дело, в средневековье были священники, муллы, раввины. А в раннем - и языческие жрецы. Так что даже выбор у вас. Охнула, наступив на ушибленную ногу. Я в реале не девушка. Может, ты еще и замужем? А теперь посмотри на. Может, ты неправильная девочка? Жрица - или, как выяснилось, Клирик, - только фыркнул. На себя, на твоего "Сво" со стороны посмотреть.

Тем более в таких подробностях! Большую часть от тебя и узнавал Так кое-кто из присутствующих дам называет своих любовников. Кстати, если бы не моя ушастенькая, я ведь и жениться на ней. Но шутку решил пошутить - набиться в подружки, себя любимого обсудить. Сделал самую несимпатичную эльфиечку на сервере Пара задушевных разговоров в промежутке между зачисткой подземелий - и всякие мысли о браке бежали из головы!

Вот она, польза от ролевых игр! У той тряпично мотнулась голова. Клирик потрогал вспыхнувшую щеку. Здесь-то я тоже женщина, и, кажется, не нарисованная! Могу и сдачи дать, дорогая. Колдунья замахнулась снова, но с тихим хлопком исчезла.

Итак, теперь вас только трое. Может, перейдем к практическим вопросам? Все - индивидуальной подгонки под аватаров. До смерти от старости, если будете просто тихо существовать, скажем, забьётесь в лес отшельничать. И, кстати о смерти, там будет не идеальный симулятор, а реальность. Если кто-то из вас вспомнил "Матрицу" - сразу начинайте забывать. Полигоном будет планета - а если нужно - три планеты, если решите попробовать счастья по отдельности. Скопированная по оставленным оригиналом в пространстве-времени следам.

Уверяю - их достаточно, чтобы вы не заметили отличий. Разве только успеете построить Галактическую Империю. Солнечная система скопирована в её известной на конец средних веков части, в остальном возможны отклонения. Созвездия будут соответствовать земным. Туманности и галактики - не. Магеллановых облаков, в частности, не будет, и вообще, небо южного полушария мы соблюдали нестрого Так что - вот вам вводная. Смерть - тоже настоящая. Обратно вернём, если сможете чего-то достичь.

Личного успеха, духовного просветления - кстати об отшельничестве, изменения истории, веса в обществе, денег, славы, мастерства Мы будем оценивать все, и непредвзято. Могу даже текущий баланс сообщать. В годах, днях или процентах. Скажем, раз в месяц.

Сычёва Анастасия Викторовна. Час перед рассветом

Много раз по игре замечал - машина предлагала варианты выбора, до которых я в жизни бы не додумался. Про мудрость просто молчу. Я по натуре логик. А мудрость - это интуитика. Знания истории на сотни лет вперед и высшего образования разве мало? Здравый смысл в чужую голову вбить не берусь. Могу предложить абсолютную память. Не нравится мне слово игра, знаете. И заменю современные языки на тогдашние. Воину и вору - один на.

А то, что вы перечислили - просто хорошее образование. Скажем, двенадцать живых и четыре мёртвых. Воин за словом в карман не полез: Русь, год тысяча двести тридцать седьмой. И гордо выпятил грудь. Вор и Клирик с ужасом переглянулись. Потом уставились на Сущность. Трогать ничего не пришлось. После этого крестили заново. Я же их лично в редакторе ваял! А потом уговаривал мастеров разрешить мод. Они же больше типовых эльфийских раза в два. Их даже под волосы не спрячешь! Там черт с рогами в герцоги пробьется!

А это - свершение. Италия - самый быстрый путь домой! Голос "закоренелого убийцы" особого доверия не внушал. Разработчики прекрасно справились, подобрав идеальный инструмент для допроса, которым было очень удобно блефовать и запугивать.

И вообще, у моего Там я даже в статусе нечисти буду нечистью приличной, посконной, вроде домового Ну - чуть шкодливее. Ребята, вы же не хотите, чтобы меня на костре зажарили? Мне вот клыки выбивать придется, это больнее. А девки вон на Чудском озере дрались. Но там и сами отобьются. А мы - против Батыя! Тридцать лохматого года прошлого века? Во времена холодного оружия от такой сопли, как наша аптечка, без чудотворчества толку - ноль. Теория вероятности - действует. Тоже источник чудес, не находите?

Руководить сектой сатанистов и ассасинов лучше с демоническими ушами! На себя лучше посмотри! Вылитый черт, только рожки приклеить! Вор стандартным игровым движением погладил эспаньолку. Это, в представлении разработчиков, должно было обозначать задумчивость. Время у нас есть?

Могу даже в дальний угол отойти. Меня воспринимайте, как форс-мажор, сиречь неодолимое обстоятельство. То есть внезапно ошарашить охряпником не выйдет. И правда, когда облачко без штанов отлетело в сторонку, разговаривать сопартийцам сразу стало легче. Хотя Сущность наверняка всё слушала. А то - и записывала. Клирик тяжело вздохнул, непроизвольно дернулись уши. Зрительно - как детская. Я ж колдунью нашу брал на материнский инстинкт. Отсюда и глазищи, и высокий лоб, и носик кнопкой.

Одна беда - такое лицо получается привлекательным. Отцовские-то чувства никто не отменял. Для того и синюшность - чтобы быть некрасивой и соперницей не казаться. Предельная бледность при рыжих волосах - признак нездоровья.

У брюнетки та же текстура смотрелась бы неплохо. Кстати, в средние века идеал красоты как раз непременно подразумевал бледность, высокий лоб, большие удлинённые. Так что по роли все обосновано. Что ж, резать их действительно неспортивно. Тем более остатки все равно будут нечеловеческие. А насчет того, красавица ты или чудовище, скоро узнаем. Особенно, если хоть немного в тогда задержимся Кстати, не знаю, что хуже. Теперь займемся нашим патриотом. Что ты забыл на Калке?

Мозги ты там забыл. И по игре, и. Наша цель - выжить и вернуться. В наше время, в наш мир, в столь тобой любимое, отечество. А вовсе не менять историю. Или просто инопланетяне, очень похожие на людей. В одно единственное время. Вот тебе короткая - я хочу домой, и. И больше к компу не подойду! Несмотря на то, что из-за этого придётся работу менять. А если тебе нужна Великая Русь, то лучше отправиться в более победоносное время.

Например, ко князю Владимиру, который Красное Солнышко и Святой. А Византия времен Никифора Фоки немногим хуже итальянских княжеств, так что могу составить тебе компанию. Кстати, князь большой бабник, так что нашу ушастую продадим ему в гарем.

Станет любимой женой и князя, и всех остальных жен, не привыкать! Будет нам протекцию оказывать. Ты еще сосешь соску. Это его безумно смешило, и он улыбался нежной и томной улыбкой, именно так, как, по его понятию, должен был улыбаться грудной младенец.

Теперь, когда мы спускались по лестнице, он проснулся. Ему пришло в голову, что я нарочно вынул его ночью из постели, чтобы поиграть. Он сказал, хватая меня руками за щеки: Я еще сосу соску? Девочка Женя сидела на руках у жены и смотрела понимающими глазами. Ей было пять лет. Мы принесли детей в темную столовую и положили их на диван.

Жена закрывала их руками, как наседка закрывает своих цыплят крыльями. В небе бегали розовые звезды разрывов. Среди них был неподвижен только Марс. Осколки сыпались, свистя и сбивая ветки. Осколки стучали по крыше. Лучи прожекторов метались среди сосен, как пальцы слепого, щупающие темное лицо убийцы. На безумной высоте шел воздушный бой. И среди стремительного жужжания ночных истребителей, среди хлопанья шрапнелей, среди фейерверка трассирующих пуль ухо напряженно ловило характерный, зловещий звук немецкого бомбардировщика, пробирающегося к Москве, - осторожный рокот, похожий на полосканье горла.

Мальчик, видя, что с ним не играют, заснул. В течение нескольких часов, пока продолжалась воздушная тревога, девочка смотрела немигающими глазами то на меня, то на мать. Потом заснула и. А днем я сидел у открытого окна и смотрел в сад. Дорожки были усыпаны срезанными ветками. Среди них валялись зубчатые осколки снарядов. Равнодушное небо - синее, с белыми круглыми облаками - плыло над лесом, отсыпающимся после ночного потрясения.

Тогда я увидел свою девочку. Она шла по дорожке, по сбитым веткам и по зубчатым осколкам, бережно неся в руках большую обезьяну, тщательно одетую в пальто и валенки Павлика, о головой, закутанной в нянькин платок.

Она была матерью, обезьяна была ее любимым сыном. Она нежно говорила вполголоса, нежно укачивала сына: Тебя, может быть, ранят осколком. Это не фугаски, это зенитки Вдруг над самой крышей раздался оглушительный шум моторов. Лицо ее исказилось ужасом. Оно застыло в страшной гримасе. Оно стало как маска. Она выронила из рук обезьяну и закричала взрослым голосом, от которого волосы зашевелились у меня на голове.

Я выскочил в окно и бросился к. В этот же миг очень низко, почти задевая трубы, обдавая грохотом моторов и горячим ветром, над нами пролетела машина, в четыре раза большая, чем наша дача. Машинально защитив комнату от подслушивания, я бросилась к этой невысокой пожилой женщине, ставшей моим самым близким другом во всем мире.

Она продолжала рыдать, и мне потребовалось приложить определенные усилия, чтобы разобрать ее ответ: Да как же так можно Совсем юная, еще толком не пожившая И вдруг -- этим кровососам на съедение! Это был первый раз, когда кто-то действительно переживал за меня, и сердце внезапно защемило. У меня самой на глаза навернулись слезы, и как можно мягче я сказала: Ты же знаешь, я живучая К тому же, пойми, Валенсию надо спасти Почему-то от моих слов она заревела еще горше. Непечатным выражением Агата точно сформулировала, куда может отправиться леди Алина.

Услышать подобное от всегда доброжелательной Агаты было сюрпризом, и я удивленно на нее посмотрела. Она горестно кивнула и начала стирать слезы с опухшего лица.

В животе завязался неприятный узел плохого предчувствия. Агата всегда избегала разговоров о моей матери, и я даже не знала ее имени. Но сейчас няня, видимо, была так расстроена, что ответила, перемежая слова со всхлипываниями: Я застыла, не веря собственным ушам, а Агата продолжала: Агата, почему она это приказала? Просто сидела, раскачиваясь на одном месте и плача.

Я поняла, что ответа не добьюсь. Тогда я использовала небольшое снотворное заклинание. Глаза Агаты закрылись, дыхание выровнялось, и она бессильно откинулась на подушки. Словно в каком-то оцепенении я поднялась на ноги, вышла в коридор и тихо прикрыла за собой дверь. До отъезда мне больше так и не удалось поговорить с ней, и я уехала, не получив ответов на свои вопросы. Пока мы добирались до Ормонда, я раздумывала над тем, как бы мне половчее осуществить свой план, а здесь была так занята тем, чтобы правильно сыграть свою роль, что на мысли об Агате совсем не оставалось времени.

Зато сейчас, когда я впервые за все время осталась одна, на меня наконец-то накатила запоздалая волна опустошенности и смятения. Неужели моя мать, кем бы она ни была, действительно приказала убить маленького ребенка? Я всегда была уверена, что просто была ей не нужна, и именно поэтому она отослала меня к отцу.

Так неужели я оказалась в Дионе только благодаря добросердечной Агате? Неужели мне настолько нет места в этом мире? Я уже привыкла к тому, что моя семья не очень нуждается во мне, но чтобы родная мать велела избавиться от меня Обдумывая все это и отчаянно жалея себя, я пропустила их приближение и очнулась только в тот момент, когда меня окружил отряд вооруженных всадников.

Я вскочила и с внезапным страхом осознала, что воинская форма на них не наша. Мечей никто не обнажил, но новоприбывшие не выглядели дружелюбно. Один из всадников выехал вперед, и я разглядела эмблему на его груди -- коронованный грифон.

Откуда они взялись в лесу? Просто выехали на разведку? Или искали здесь что-то? Он говорил на всеобщем довольно гладко, но с небольшим акцентом. У меня язык прилип к небу, и я всего лишь продолжала испуганно на них таращиться.

В действительности мне было гораздо более жутко, чем я себе представляла. Чем я вообще думала, когда создавала этот план? А если они меня просто убьют сейчас, то что? Большинство плетений, которые я знаю, -- целительские, а не боевые! Глава отряда некоторое время раздумывал, а потом махнул рукой своим: Дальнейшее мне запомнилось смутно.

В голове билась одна-единственная мысль: Без сопротивления я позволила грубо схватить себя, связать руки за спиной и посадить на лошадь. Веревка больно натирала кожу, и я старательно напоминала себе, что это все -- часть плана, и придется немного потерпеть. Пути назад больше нет, теперь надо играть свою роль до конца. Пока они думают, что я -- юный офицер, я нахожусь в большей безопасности.

Если же они узнают, что я -- принцесса, мне конец. Дорога в Ленстер прошла спокойно. Я вела себя смирно, и вампиры не сделали мне ничего плохого -- не били, не пили кровь, не издевались. Пока мы приближались к захваченному городу, я более или менее пришла в. Страх отступил, я строго напомнила самой себе, что у меня, вообще-то, есть миссия, которую я должна выполнить.

Самая важная деталь -- камешек с порталом -- был при. Еще один пункт плана оказался благополучно позади, и теперь все зависит только от. Когда мы въехали в город, меня уже занимали мысли о том, что все прошло слишком гладко, а единственным неудобством оказались затекшие и натертые от веревки руки. Ленстер оказался побольше Ормонда, но примерно с такой же планировкой.

Мы въехали через главные ворота. Вампирские часовые даже не кинули на меня любопытного взгляда, а молча вытянулись перед главой отряда. Я про себя подивилась такой жесткой дисциплине. Отряд проскакал по центральной улице и подъехал к местной ратуше.

Должно быть, Дориан расположился. Хорошо, если и Виктор будет обретаться где-то неподалеку. По дороге я косила глазами по сторонам, высматривая жителей Ленстера. Изредка они попадались мне -- угрюмые люди, торопившиеся поскорее добраться до пункта назначения.

С облегчением я отметила про себя, что они не были похожи на зомби или на новообращенных вампиров. Значит, местные еще живы. Это только подстегнуло мое желание поскорее закончить свое.

Спешились, меня провели под конвоем в здание. Со связанными руками оказалось очень неудобно идти, а какой-то вампир еще и подталкивал меня в спину. К моему удивлению, меня отвели не в подвал, где, по моим представлениям, можно было запереть пленника, а провели в кабинет в конце коридора. Все это происходило в полной тишине. Руки мне развязали и посадили на стул в середине комнаты.

Два вампира встали у дверей -- безмолвный конвой, который меня слегка нервировал. Глава отряда куда-то пропал, и я предположила, что он пошел докладывать начальству о своем улове. Минут через десять в коридоре послышались приближающиеся шаги и голоса, разговаривавшие между собой на вереантерском. За это время я успела окончательно прийти в себя и определиться с дальнейшей линией поведения. Стражники у двери все подобрались. Мне же пришлось призвать на помощь свои знания языка вампиров, чтобы понять, о чем шла речь.

Должно быть, это и был Дориан. В отличие от первого он звучал почтительно. Так, что-то я не поняла. Так первый мужчина был не Дориан? Тогда кто может позволить себе разговаривать с командующим вампирской армией в таком тоне? Неужели это знаменитый маг Виктор обладает в Вереантере таким влиянием? Дверь распахнулась, и в комнату вошли трое.

Я узнала их. Блондин со шрамом на щеке -- военачальник Дориан. Рядом с ним -- невысокий вампир с молодым лицом и невероятно старыми глазами -- Виктор. Но я отметила его появление лишь краем глаза, все мое внимание было приковано к высокому мужчине, вошедшему в кабинет первым, и при виде которого стражники у дверей почтительно склонили головы.

Сам Адриан Вереантерский, правитель Вереантера и архивампир. Кажется, теперь у меня действительно проблемы. Глава 4 Я смотрела на него во все. Хель побери все на свете Ни в одном из допустимых развитий событий мы и не предполагали, что придется иметь дело с этим существом! На небольшие пограничные города вроде Ормонда Дориана и Виктора было более чем достаточно!

Ночь темна перед рассветом

Зачем он вообще сюда приехал? Неужели присутствие маршала Оффали так напрягало вампиров, что их король решил лично почтить Ленстер своим присутствием? Или есть еще что-то, о чем мы не знаем? Что я могла упустить из виду? Так, надо успокоиться и сосредоточиться. Да, Адриан здесь, с этим уже ничего не поделаешь. Гораздо важнее теперь понять, что мне делать. Как себя вести, что говорить? Обмануть его будет сложнее, чем остальных. Я на секунду прикрыла глаза, собираясь с мыслями и перебирая в памяти все, что мне было известно об этом архивампире.

У власти он находился уже семьдесят лет, при этом сам относительно молод -- ему приблизительно около сотни лет. Для архивампира это совсем небольшой возраст. Именно при Адриане Вереантер стал тем могущественным государством, которым был.

Ту давнюю кровопролитную распрю между вампирами и эльфами начал отец Адриана, архивампир Магнус. От природы вампиры вспыльчивы и обладают жестоким неуравновешенным нравом, однако Магнус переплюнул. Я мало интересовалась той войной, но некоторые истории, о которых знала, были ужасны. Кровь в буквальном смысле лилась рекой, люди и нелюди погибали тысячами. Конец войне положила смерть одного из эльфийских магов, бывшего главным врагом Магнуса.

Я не помню, что конкретно они не поделили, но война началась именно из-за их вражды. Магнус был королем, а тот эльф -- одним из сильнейших магов с большим количеством сторонников. К слову сказать, по степени жестокости и безжалостности эльф не уступал архивампиру, так что их противостояние было страшным. После смерти эльфа вампиры отступили, и опустошенные королевства стали восстанавливаться после войны.

Не могу судить о вампирах, но прочие расы вздохнули с облегчением, когда Хель наконец-то забрала Магнуса. Тогда новым правителем стал Адриан -- полная противоположность отца. Адриан не обладал тем темпераментом, свойственным всем вампирам, и отличался крайним спокойствием и рассудительностью. Лично я затруднялась сказать, что было хуже -- архивампир, находящийся во власти своих эмоций, или вампир, целиком и полностью контролирующий ситуацию и просчитывающий собственные действия и своего окружения на десятки шагов вперед?

Почему-то мне казалось, что Адриан был худшей угрозой, чем его отец. Он слишком рационален, слишком бесчувственен, и поэтому у него нет слабых сторон.

Мариус сталкивался с ним лично, к счастью, не в схватке, и рассказывал, что архивампиру наплевать на все, кроме своих собственных интересов, и он не останавливается ни перед чем, чтобы получить желаемое. Что мне еще было о нем известно? Не так уж и. Очень сильный маг, как и все архивампиры. Мариус честно признался, что в бою не смог бы его одолеть. Взглянув на короля магическим зрением, я была вынуждена признать правоту своего учителя -- свет ауры Мариуса был просто заметен издалека, в то время как тьма вокруг архивампира была почти осязаемой.

Мне, светлому магу, от этого зрелища стало не по себе, и я невольно вжалась в спинку стула. Даже сейчас на допрос он пришел вооруженный -- я видела скрещенные рукояти мечей за его спиной.

Кстати, одежда на нем была совершенно обычная -- дорожная и потертая. Длинные черные волосы собраны в хвост. Никаких украшений, драгоценностей, короны на голове --.

Если ты не маг, то и не поймешь, что перед тобой правитель Вереантера, а не простой вампир. М-да, он серьезный противник. В любой другой ситуации мне было бы интересно иметь с ним дело и посмотреть, смогу ли я его переиграть, но только не. С его появлением мои шансы на благополучный исход дела уменьшились примерно втрое. А от следующей его фразы я едва не упала со стула.

Адриан посмотрел на меня слегка удивленно, на его лице я отчетливо увидела недоумение, а затем он насмешливо осведомился: В мгновенном приступе паники я оглядела. Все было в порядке, маскировка была по-прежнему на месте. Я подняла голову -- Дориан и Виктор выглядели слегка озадаченными.

Похоже, у них мой облик не вызывал вопроса. Как Мариус и говорил, такая иллюзия может обмануть даже архимага. Тогда что же получается?

Контрольные работы по русскому языку в школах с украинским языком обучения 4 класс

Архивампир может так спокойно, без малейших усилий видеть сквозь любую иллюзию?! Адриан отправил в меня какое-то плетение, от которого я не успела увернуться. Оно соприкоснулось с личиной адъютанта, и в ту же секунду та развеялась. Свое лицо я видеть не могла, но, опустив глаза, заметила, как поднялся на вновь появившейся груди мундир. Руки тоже снова стали женскими, но с грубой кожей и пигментными пятнами. Какое счастье, что мы с Мариусом на всякий случай наложили на меня не меньше десятка заклинаний и так сильно изменили мою внешность!

Правда вряд ли присутствующие вампиры узнали бы меня и в моем настоящем облике, но так мне было спокойнее. Брови мага и командующего армией удивленно приподнялись, но сказать вслух они ничего не посмели.

Я сама про них почти забыла, поскольку Адриан внимательно изучал меня с головы до ног, и от этого холодного, проникающего насквозь взора мне хотелось съежиться. Да, я привыкла к неприязненным взглядам во дворце и научилась на них отвечать, но с таким -- равнодушно-оценивающим, не прикрытым шелухой любезности -- я столкнулась впервые.

Да, были случаи, когда я сталкивалась с чиновниками и министрами, пытавшимися меня прощупать и понять, что я за птица, но я знала, что они не станут для меня проблемой. Я была сильнее их. А сейчас все было с точностью до наоборот, и внезапно я ощутила себя маленькой и ничтожной. Проклятый вампир, как он это делает?! Где Дарий только тебя нашел, ведь у него всего два ручных мага -- Мариус и старшая дочь Зачем тебя приставили к Оффали? Переход был неожиданным, вдобавок я еще не успела прийти в себя после того, как архивампир легко увидел под маскировкой.

Но к подобному вопросу я была готова и ответила, искренне понадеявшись, что мой голос не будет похож на писк испуганной мыши: Самое забавное, что я практически не соврала. Издревле маги делятся на темных и светлых. Это не врожденное качество, это сознательный выбор мага, который он делает, достигнув определенного магического уровня.

Выбирая своим покровителем Луга, бога света и жизни, маг становится светлым, а если его покровительницей является Хель, богиня смерти, то маг -- темный. В корне неправильной является точка зрения, что темные маги -- это зло, а светлые -- исключительно добрые и хорошие.

Это не так, на обеих сторонах бывают разные маги. Друг от друга темные и светлые отличаются лишь умением оперировать разными видами энергии. Светлые используют магию жизни, они черпают ее из окружающей природы -- чаще всего из земли или огня. Среди светлых магов преобладают целители. Здесь, кстати, действует старый предрассудок -- всем известно, что тьма и свет -- это не добро и зло, однако темным магам становиться целителями запрещено.

Все целители -- исключительно светлые. Темные же маги берут силу из самих себя или из энергии смерти. Поэтому все некроманты -- только темные маги. А вот стихийником или прорицателем может стать кто угодно, были бы способности. Выбор стороны зависит и от народа. Например, у людей и гномов есть свобода выбора -- они сами выбирают сторону. А вот вампиры и темные эльфы становятся только темными, а светлые эльфы и сидхе -- только светлыми. Не знаю, с чем это связано.

Кстати, подсознательная вражда между сторонами сохраняется, хотя объективно объяснить ее почти никто не. Мариус -- светлый маг, закончивший в академии целительский факультет. Я сама стала светлой, когда мне было восемнадцать. Строго говоря, специальности у меня нет -- ее можно получить только в учебном заведении. Я же получала домашнее образование, но Мариус обучал меня всему, что знал сам, и поэтому я считаю себя тоже целителем.

И, кстати, неправильно думать, что если маг -- целитель, то кроме исцеляющих заклинаний и рецептов эликсиров он больше ничего не знает. В магических школах ученикам стараются дать разностороннее образование, а Мариус еще и архимаг, так что он знает достаточно и бытовых, и оборонных, и боевых плетений. Многим из них он обучил и. Так что, по меркам академии, мои знания будут соответствовать уровню студента-старшекурсника, а в некоторых областях -- почти магистру.

Правда здесь была заслуга не только Мариуса, но и Впрочем, сейчас не об этом речь. Все по-прежнему шло по сценарию, и я замялась.

Ну не может же преданная королю валенсийка сразу же расколоться и выдать врагу все планы! Дориан по-прежнему смотрел на меня, Виктор же отсутствующим взглядом изучал стены. Похоже, он витал в собственных мыслях, и происходящее здесь его мало беспокоило.

Выражение лица короля почти не изменилось, только стало более скучающим. Я ожидала повторного вопроса, угроз, чего угодно, но вместо этого Адриан внезапно обернулся к остальным вампирам в кабинете: Эту, -- он кивком указал на меня, -- к ним. Вампиры пришли в движение прежде, чем он успел договорить. Низшие вампиры у двери подхватили под руки ничего не понимающую меня и поставили на ноги, а затем потащили вон из комнаты. Адриан уже вышел оттуда, разом потеряв ко мне всякий интерес.

Дориан и Виктор устремились следом, точно так же разом позабыв обо. В этом не было ничего странного -- вампиры относятся к людям высокомернее, чем к другим расам. Они видят в нас лишь Ужасный народ эти вампиры, с ними нельзя иметь никаких дел!

Меня втолкнули в большое пустое помещение, находившееся на том же первом этаже. Не знаю, что здесь было раньше, но сейчас зал был пуст, а мебель придвинута к стенам. Здесь уже находился Виктор, который опустился на колени и теперь чертил на полу мелом какую-то сложную пентаграмму.

Не зная, что здесь происходит, я следила, как зал стал постепенно заполняться -- низшие вампиры вводили сюда людей. Лишь через несколько минут я поняла, что это были остатки Ленстерского гарнизона -- оставшиеся в живых и взятые в плен военные. Мелькнуло лицо Ралена -- градоначальника Ленстера. Надо же, а мы были уверены, что его уже убили Все люди, которые появлялись в зале, были бледными, оборванными, грязными. У многих из них были раны и ссадины. Их явно до сегодняшнего дня держали где-то взаперти и, возможно, впроголодь.

Большинство пленных солдат молчали, лишь изредка слышались тихие голоса. Я заметила и нескольких женщин в потрепанных платьях. На вампиров люди смотрели с нескрываемой ненавистью, а на меня -- девушку в мужской одежде -- с удивлением, но не осмеливались говорить ничего вслух.

Это какие-то чары, или всех просто так сильно запугали? Донер их всех раздери, что задумал Адриан?! Пентаграмма на полу все разрасталась, и внезапно она показалась мне знакомой. Я точно видела ее раньше в одной из книг Мариуса. Сообразить бы еще, что это была за книга Я прикрыла глаза, вспоминая. А эти символы означают Я распахнула широко глаза, когда вспомнила. Ужас сковал меня моментально, я даже поверить не могла, что Виктор действительно проведет именно этот ритуал!

Нет, формально он не был запрещен, но некроманты очень редко его используют, поскольку на него уходит огромная количество сил! Это было еще хуже, чем просто обратить человека в вампира.

Они собрались использовать против нас "Кару Снотры" -- отвратительное колдовство, которое не просто воскрешало мертвого, но порабощало его настолько, что человек за несколько дней полностью исчезал как личность, оставалась лишь пустая оболочка, обладающая навыками и знаниями, но не имеющая никаких чувств, не помнящая своей жизни.

Просто призраки, бездумно выполняющие приказы хозяина. Вот почему Адриан не стал продолжать допрос! Он хочет использовать этот ритуал, и, когда я перестану быть самой собой, то без колебаний расскажу ему обо всем, что его будет интересовать. И меня перестанет волновать, предаю я свое королевство или нет! Я ведь больше не буду Корделией ван Райен, старшей принцессой Валенсии, а стану низшим вампиром без памяти и привязанностей!

Нет, такой ход событий мы никак не просчитывали! В панике я огляделась, прикидывая, что теперь можно сделать, но затем поспешно одернула себя и торопливо перевела взгляд в пол. Это было проделано мной машинально, поскольку не раз попадала в положение, когда начинала нервничать. Я знала, что мои глаза сейчас изменили цвет и переливались багровыми всполохами -- особенность, которую я ничем не могла объяснить. С детства знаю, что, когда теряю контроль над своими эмоциями, мои глаза начинают светиться темно-красным.

Я не знаю, почему это происходит со мной, но привыкла в такие моменты скрывать свой взгляд от посторонних. Так что об этом не знал никто -- ни мои родные, ни даже Мариус. Глубоко вдохнув, я более или менее взяла себя в руки и осмотрелась по сторонам. Надо было решить, как действовать. Адамантий с порталом по-прежнему висел у меня на шее, и я отсюда выбраться смогу.

Перенесусь прямо во дворец. Задание будет провалено, но, по крайней мере, я буду жива. К сожалению, мое бегство никак не повлияет на судьбу присутствующих здесь людей, их все равно превратят в безвольных рабов. Я прикинула, какие заклинания были у меня в арсенале. Вспомнила несколько неплохих, но справиться ни с Дорианом, ни с Виктором я не смогу. Про Адриана я вообще молчу, архивампира может одолеть только архимаг, и то, если ему очень повезет.

Вдобавок правителя Вереантера сейчас в поле зрения не. Выбрать кого-то одного, пожертвовав находящимися здесь людьми? Боюсь, больше ничего не остается. Отправить в Дориана плетение "Гнев Донера", вложив в него всю свою силу.

Оно и так разрушительно, а если я использую весь свой резерв, то взрыв получится знатный, и от командира армии за секунду не останется и горстки праха.

Затем активирую портал и унесу отсюда ноги. Раз уж не удалось добыть нужное заклинание, то, во всяком случае, лишу Вереантер талантливого полководца и стратега. Сконцентрировав всю свою энергию, я вдохнула, собираясь разнести половину этого зала, но в ту же секунду чужая сила сдавила мою голову, словно тисками, парализуя и лишая возможности магичить.

Удар пришелся со спины, и я неосознанно выгнулась дугой. Сила принадлежала темному магу, и от соприкосновения с моей светлой магией она будто пронзила меня разрядом молнии -- болезненным, колючим. Я застонала и схватилась руками за голову.

С трудом повернувшись, я нос к носу столкнулась с Адрианом. Неожиданно обнаружила, что он заметно выше меня -- пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Архивампир рассматривал меня с легким любопытством и даже не думал отпускать.

Получается, все это время он стоял за моей спиной и наблюдал? Решил не выпускать магичку из виду? Ну, спросила я себя, что ты собираешься делать дальше? Ты всегда так гордилась своим хладнокровием и способностью быстро находить решения в любой ситуации, и как же будешь выпутываться теперь?

Впервые в жизни я попала в ситуацию, где ничего не могла изменить, где от моего собственного мнения ничего не зависело.

Это было жутко -- потерять контроль, пожалуй, еще хуже, чем просто испытывать боль в висках.